3
(3)

Год человек доказывает, что голосование за новую Конституцию прошло незаконно. Ему не возражают…

Дело, в общем-то, очевидное. Даже говорить неловко.

Назначая день «референдума» по поправкам в Конституцию, те, кто готовил Указ Президента, ошиблись и написали: «Определить 1 июля 2020 г. в качестве даты проведения общероссийского голосования…» А голосование, по Закону, может быть назначено по прошествии тридцати дней после его объявления.

Кто там станет пересчитывать?

В соответствии с Указом и проголосовали. И единственным (мне известным) дотошным человеком оказался первый Уполномоченный по правам человека Московской области, полковник запаса, ветеран подразделений особого риска, кандидат технических наук, почетный адвокат Сергей Крыжов: он обратил внимание что все произошедшее — незаконно. Потому что в Гражданском кодексе Российской Федерации будто специально для этого случая есть статья 191: «Течение срока, определенного периодом времени, начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которыми определено его начало».

Таким образом первым днем общероссийского голосования, допускаемым законом, было 02.07.2020 года. Общероссийское голосование проходило в запрещенный законом срок. А досрочное голосование, введенное Центральной избирательной комиссией Российской Федерации, только усугубило это нарушение.

Кандидат технических наук Крыжов до тридцати досчитать смог. В Администрации Президента и еще десятке авторитетных органов и организаций – не сумели.

В Администрации Президента от ответственности за ошибку, конечно, открестились. Направили Крыжова в Конституционный суд, нравоучительно отметив, что «действующим законодательством не предусмотрена подчинённость и подконтрольность судов иным государственным органам и иным лицам, замещающим государственные должности Российской Федерации…. Федеральным законом от 2 мая 2006 года № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» не предусмотрены исключения в отношении указанных требований законодательства… Главный советник департамента рассмотрения жалоб и правовой работы Б.Тетова.

Крыжов обратился в Совет Федерации. К Валентине Матвиенко.

«…Обращаюсь к сенаторам, голосовавшим и не голосовавшим за вышеуказанный Закон Российской Федерации, прошу дать правовую, политическую и гражданскую оценку факту проведения общероссийского голосования в запрещенный законом срок, а также максимально распространить данное обращение… Прошу Совет Федерации, как субъект права направления запроса в Конституционный Суд Российской Федерации в соответствии с частью 2 статьи 125 Конституции Российской Федерации, рассмотреть вопрос о подаче соответствующего запроса в Конституционный Суд Российской Федерации и подать такой запрос»…

За Матвиенко ответил зам. руководителя аппарата Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству А.Терехов. Он добросовестно перечислил обстоятельства помешавшие провести голосование в ранее назначенный срок (22 апреля 2020 г.), завершил письмо цитированием Указа Президента и выводом:

«На основании изложенного доводы, приведенные Вами в обращении, являются необоснованными».

Тогда отставной полковник написал по письму каждому депутату Госдумы.

«…Прошу Председателя Государственной Думы дать распоряжение о регистрации и вручении депутатам Государственной Думы и во фракции Государственной Думы писем, направленных вынужденно почтовым отправлением, поскольку приемная Государственной Думы не осуществляет прием граждан и регистрацию писем, в чем я убедился при личном визите 15.06.2021 г. О результатах регистрации настоящего письма и вложенных в почтовое отправление, которым оно доставлено, писем другим адресатам прошу сообщить мне по почте»…

Всем до единого депутатам выслал свои соображения Крыжов. 48 ответов получил. Часть народных избранников поблагодарили за внимание к их деятельности и расписались. Часть куда-то переправили (И.Роднина, например, — в Комитет по государственному строительству Госдумы же). Жириновский ответил за всю фракцию сразу, подробно написал на двух страницах, почему заниматься этим вопросом не имеет права (привел цитаты из документов); впрочем, тоже начал с благодарности за то, что автор обратился именно к нему. Депутат А.Кузьмин сообщил, что «Каждый депутат законодательного органа голосует на основе внутренних убеждений и выражении позиции избирателей, делегировавших его в этот законодательный орган…» Депутат А.Альшевских дал добрый совет: «Рекомендую Вам, жителю Московской области, обратиться по обозначенным вопросам к представителю своего избирательного округа»… «В случае несогласия с порядком вступления в силу Закона… вы вправе его обжаловать в Конституционном Суде Российской Федерации в установленном порядке», — любезно подсказал П.Толстой, которому, к сожалению, неизвестно, что сам по себе гражданин обратиться в Конституционный Суд не может…

НИ ОДИН депутат не сообщил, что, по его мнению, все было сделано правильно и по закону.

Генеральная прокуратура тоже не нашла возможным вмешаться. И тоже нашла веские основания для своего невмешательства.

Верховный Суд России трижды возвращался к этому делу – считая апелляцию (без проведения судебного заседания) и в порядке надзора. От заявления Крыжова постарался откреститься. «Верховный суд Российской Федерации не наделен полномочиями рассматривать дела об оспаривании указов Президента Российской Федерации, когда их проверка невозможна без проверки законов во исполнении которых они приняты. Такая проверка осуществляется в порядке конституционного судопроизводства» (судья Ю.Иваненко).

«…Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации предусматривает действия в ситуации, когда суд может прийти к выводу о несоответствии закона, примененного или подлежащего применению в рассматриваемом административном деле, Конституции Российской Федерации. Причем суду предписано обращаться в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности этого закона, а никак не отказывать гражданину в принятии соответствующего административного искового заявления и не предлагать ему обращаться в Конституционный Суд самому…» — возразил в своей «частной жалобе» в Верховный Суд Крыжов.

И тоже не достиг успеха.

«К лицам которым Кодексом административного судопроизводства Российской Федерации предоставлено право на обращение в суд в защиту неопределенного круга лиц или публичных интересов, Крыжов С.Б. не относится, поскольку избиратель, участник референдума вправе обратиться в суд с заявлением об оспаривании решения, действия (бездействия) участковой избирательной комиссии, комиссии референдума, связанных с установление итогов голосования на

том избирательном участке, на котором он принимал участие в соответствующих выборах…» — ответил Верховный Суд, рассмотрев апелляцию (судья Зайцев).

Зато Центральная избирательная комиссия (секретарь ЦИК Н.Бударина) — единственная! — ожидаемо нашла, что все было правильно («Таким образом, первым днем тридцатидневного срока… явилось 1 июля 2020 г.») Но тоже заявила, что не ее это дело. Кто бы сомневался!

И к кому теперь обращаться?

Новая Конституция принята год назад. Дума, Совет Федерации, Конституционный суд – все, кто надо, за нее проголосовали.

Что теперь делать? Меня никто не спрашивает, я и не стану лезть с советами. Юристы наши многоумные что-нибудь придумают. Я в них верю.

Пока же поговорим про то, что уже произошло.

Если б с самого начала, наказать кого-то, кто до тридцати считать не научился… Но, конечно, страшно, что «первое лицо», подставленное, что называется, на ровном месте, огорчится. Значит, надо замотать дурацкое письмо из Сергиева Посада, тем более опыт (и еще какой!) наработан.

Можно набрать целый ряд нелепых версий, зачем понадобилось кому-то ставить под удар дело принятия «судьбоносных поправок» в Конституцию. У меня самая простая, я бы ее не решился высказать, но как-то при мне профессор-географ Смирнягин, поработавший во власти, сказал, что до прихода «туда», как и все, испытывал некое почтение перед людьми, которые должны же обладать некими неведомыми знаниями и навыками. А оказалось, что они «не знают какой стороной гвоздь в стену вбивают»…

Собственно, и я об этом.

Но даже дурацкую ошибку они будут защищать до последнего оловянного солдатика; и знания появятся, и навыки…

И наплевать им на Конституцию, на закон вообще, на свои обязанности, выполнять которые они все присягали. Подумаешь, день!.. А сколько не «подумаешь» — два, четырнадцать, все тридцать?

Сколькими можно пренебречь?

Сколько надо, столькими и пренебрежем. Тут я наткнулся на замечательную цитату. Генерал Бенкендорф, объяснил, отчитывая за что-то издателя «Литературной газеты» Дельвига: «Законы пишутся для подчиненных, а не для начальства, и вы не имеете права в объяснениях со мною на них ссылаться и ими оправдываться»…

«Диктатуру закона» сделал едва ли не главным своим слоганом президент, когда впервые на пост избирался. Да, за минувшие годы «закон» пообтрепался, «как девка, брошенная в полк» — во имя «целесообразности», «здравого смысла» и т.д.

Многие Законы, которые принимает Госдума, конечно, несут на себе явственный отпечаток непрофессионализма, дури, как некоторые считают. Но ведь не только. Уже имел случай указать, что нормы едва ли не каждого из них вполне могут трактоваться с точностью до наоборот, как потребуется. Или по случаю применения любого надо призывать экспертов, которых сами же и назначим, и которые подтвердят в суде своим честным именем все что потребуется.

А суд…

Пожалуйста, полюбуйтесь – вот вам Верховный Суд, вот вам его решения по очевиднейшему делу.

Никто, никто не признал очевидного. Разве что ЦИК, с присущей ему грацией… Ну, этот лучше бы промолчал…

Павел Гутионов. 30.08.2021

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 3 / 5. Количество оценок: 3

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *